Как Россия боролась с армянским террором

Современные армянские террористические организации, деятельность которых направлена против как турецких и азербайджанских общественно-политических и административных деятелей, так и представителей других народов, позиция которых находится в противоречии с армянской, имеют не столь глубокие корни.

Хронологию их деятельности можно проследить с момента образования партии «Дашнакцутюн» и ее боевого крыла. Если вначале акты террора происходили только на территории Османской империи, то в дальнейшем они перекинулись и на территории других стран.

Так, с началом Первой русской революции 1905 – 1907 гг. эпидемия террора охватила северокавказское общество даже сильнее, чем в центральной части Российском империи. Свою лепту в проведение террора в отношении как официальных лиц, так промышленников и торговцев, помимо эсеров и анархистов различных мастей, внесли и дашнаки.

Первоначально территория Донского казачьего края использовалась дашнаками как глубокий тыл, но в скором времени они и там развернули свою деятельность, заключавшуюся в примитивном физическом терроре и масштабных экспроприациях, вымогательствах и грабежах.

В уставе «Дашнакцутюна», выработанном на съезде партии в 1907 году, признавался террор двух видов: политический и организационный. С 1905 г. Кубанское областное жандармское управление начинает отмечать случаи посягательств на жизнь как чинов полиции и жандармерии, так и частных лиц. Грабежи, разбои и вымогательства стали основным средством пополнения партийной кассы дашнаков.

Как отмечает в своей статье «Борьба с терроризмом на Кубани в ходе революции 1905-1907 гг.» начальник оперативно-сыскного отделения ОУР УВД по Центральному внутригородскому округу г. Краснодара Е.А. Митяев, члены армянских партий «Гнчак» и «Дашнакцутюн» занимались вымогательством значительных денежных сумм как у местных армян, угрожая убийством, так и из государственных учреждений. На этом поприще наиболее ярко проявила себя террористическая группа под руководством члена армавирского отделения «Гнчак» Н. Маркарянца, сфера деятельности которой в 1906-1907 гг.не ограничивалась пределами Кубани. Армавирская и екатеринодарская организации «Дашнакцутюн» получали от вымогательств колоссальные суммы. В случае неудовлетворения требований они применяли крайние меры. Так, в Армавире за отказ выдать 10 тыс. рублей 22 июня 1906 г. был зверски убит купец Н. Шахназаров.

Надо отметить, что царская охранка была прекрасно осведомлена о задачах дашнаков и методах их борьбы за «Великую Армению». Не зря представители императорской фамилии открыто говорили: «Нам нужна Армения (имеется в виду часть Османской империи, населенная армянами – прим. авт.), а не армяне». То есть, армянский фактор использовался самодержавием в его борьбе за аннексию армянонаселенных областей Турции, без каких-либо обязательств в отношении политической автономии, а тем паче, и независимости армян.

Понимавшие это члены партии «Дашнакцутюн» переносили свою террористическую деятельность и в пределы Российской империи. Но столкнувшись здесь с хорошо организованной службой политического сыска, они потерпели ряд неудач, заставивших приостановить свои поползновения до лучших времен. Как отмечает С.А. Манукян, автор статьи «Особенности деятельности партии Дашнакцутюн на Дону», тактика террора «будучи безнравственной по своей сути, по известным причинам не могла себя оправдать».

К тому же в среде дашнаков имели место склочничество, внутрипартийные дрязги, присвоение экспроприированных ценностей и простое предательство. Хорошей иллюстрацией этому служат приведенные С.А. Манукяном данные о т.н. «деле мигранистов».

Документы царской охранки свидетельствуют, что под кличкой Мигран скрывался подданный Османской империи Габриэль Кешишьян. Он был задержан на Кавказе и на первом же допросе (тут надо отметить, что на первом допросе 3 отделение – политический сыск и антитеррористическая борьба, аналог современной контрразведки – никогда не применял физических методов воздействия) Кешишьян выдал всех своих сообщников и их планы, перейдя из разряда обвиняемого в терроре, за что грозила ВМН в виде повешения, в разряд свидетеля.

После непродолжительного содержания в Новочеркасской тюрьме он был выпущен на свободу. За его голову дашнаки назначили награду. И после убийства в Стамбуле видного члена «Дашнакцутюн» Е. Топчяна, что связали с единомышленниками Кешишьяна, из партийной кассы выделено 50 тыс. рублей на ликвидацию Кешишьяна, для чего в Россию были направлены боевики.

Первым действием прибывших боевиков было устранение соратника Кешишьяна, по-видимому, согласившегося на сотрудничество с охранкой, Б. Дарманянца. Из числа убийц удалось установить некоего Егия, на тот момент безработного из Батуми.

Примерно тогда была осуществлена подготовка ликвидации другого соратника Кешишьяна Г. Худовердова. Примечательно, что в подготовке диверсии активное участие принимал армянский священник из Крыма Нерсес Эревуньян. Он лично подготовил для этой цели двух боевиков – Степана Минасова и некоего Левона. Однако царской контрразведке стало известно о готовящемся покушении и в результате оперативно-розыскных мероприятий горе-террористы были схвачены. Эревуньяну удалось взять на поруки Левона, и вскоре тот скрылся в неизвестном направлении.

В 1909 году дашнакам наконец-то удалось ликвидировать Миграна. Группа в составе трех человек под руководством уроженца Гянджи Арсена Атабекова расстреляла в Армавире человека, по всем описаниям похожего на Миграна.

Самым удивительным является директива тифлисского комитета партии «Дашнакцутюн»: после ликвидации один из участников должен добровольно сдаться властям и дать показания, что убийство Миграна произошло по личным, а не по политическим мотивам. Эта директива была призвана отвести подозрения властей от руководства партии и направить следствие по ложному пути.

Но царская охранка недаром ела свой хлеб. Под руководством судебного следователя Лыхина начались оперативные мероприятия в отношении М. Агамалянца – одного из установленных участников убийства. В ответ дашнакское руководство санкционировало убийство Лыхина и обещало награду в 10 тыс. рублей. Для проведения этого теракта из Тифлиса прибыло двое армян, но пробыв в Ростове два дня, они вернулись обратно. Поняв, что каждый их шаг отслеживается агентами охранки, двое боевиков предпочли отказаться от этой затеи. После этого фиаско дашнаки предпочли вообще не связываться с Лыхиным и оставили его в покое.

К числу жертв дашнаков, павших от их руки в пределах России, относится и ротмистр Бурнацкий, начавший следствие против членов Дашнакцутюн и погибший в Эривани в 1910г. К числу его убийц принадлежит и ранее судимый уроженец Ростова Е.А. Хештоянц.

Необходимо также упомянуть и несостоявшееся убийство шефа Донского отделения охранки подполковника Карпова. Согласно документам, в марте 1908г. в Ростов прибыл один из ликвидаторов, имя которого установить не удалось, и остановился в гостинице «Турция». Для непосредственного проведения акта должен был приехать еще один исполнитель. Но эффективная антитеррористическая деятельность агентов охранки сделал невозможным проведение теракта.

Очень часто дашнаки совмещали акты террора в отношении официальных лиц с откровенным бандитизмом. Как вспоминает полковник П.П. Заварзин – начальник Донского отделения охранки – однажды, получив информацию от агентуры наружного наблюдения о попытках закупки оружия группой армян, охранка взяла под наблюдения их квартиры. Но им удалось ускользнуть. Через несколько дней дежуривший у банка агент позвонил и доложил о начавшейся стрельбе. Хотя грабителям и удалось удрать на пролетке, но оставленные в конспиративных квартирах засады сработали. Вся банда была поодиночке выловлена и вскоре предстала перед судом.

Бандиты оказались членами террористической группировки «Черный ворон», созданной в Баку. По заданию бакинского отделения «Дашнакцутюн» они прибыли в Ростов, а оружие купили у служащего в Батайске. На что пошли бы деньги, захваченные грабителями – гадать не приходится. В партийную кассу наверняка попала бы меньшая часть.

С накоплением опыта охранка начала действовать еще более эффективно. Ликвидация группы уроженца Баку Аршака Асриянца можно включить в учебник по антитеррористической борьбе. Состав группы состоял не только из идейных дашнаков, но и из отпетых уголовников. В числе членов группы был некий Айк – Г.А. Акабеков, убийца московского купца Жамгарова, уроженец Эривани О. Варатанянц и др. Группа прибыла в Ростов для грабежа, как в самом городе, так и в его окрестностях. Но к действиям они не успели приступить: 5 мая 1909 года вся группа была арестована полицией.

Как видно из приведенных материалов, Российская империя при всей демагогичности лозунгов о тяжелой доли армянского населения в Османской империи, не очень-то жаловала армянских националистов. А при случае нанесения ей ущерба или убийства ее чиновников – безжалостно карала зарвавшихся дашнаков. Таким образом, все попытки дашнаков обогатиться за счет России были немедленно и жестко пресечены, организаторы этих акций либо казнены, либо сосланы на каторгу. Лишь с началом Февральской революции, а затем и Октябрьской, дашнакское движение на юге России вновь начинает набирать обороты. Но затем также безжалостно будет разгромлено ВЧК – ОГПУ к середине 30-хх годов.(axar.az)

Bütün xəbərlər Facebook səhifəmizdə

loading...