«Агдамский сад» в Баку…

Агдамский беженец Тейюб Гусейнов: «Сев на лестнице нашего дома, я почувствовал свою беспомощность…»

Заведующая отделом международных связей Азербайджанской общины Нагорно-Карабахского региона Айбениз Исмаилова пишет:

На протяжении десятилетий город Агдам отличался своей занятой жизнью, бдительностью и трудолюбием своего народа, и, благодаря этой тяжелой работе, он процветал. Красивые дома и пышные ландшафты города радовали глаз. Жители Агдама славились живым, веселым нравом, деловитостью и общительностью. Шумную жизнь Агдама, вероятно, можно сравнить с возвышением знаменитого города Макондо, привнесенного в литературу Г. Г. Маркесом.

Сегодня «Lonely Planet», «Аль-Джазира» и другие мировые СМИ объявили Агдам «городом-призраком» за его руины, пустые дома, тихие улицы и надвигающуюся опасность. Его также называют "Хиросима Кавказа". Этот город, где жизнь полностью исчезла, был оккупирован вооруженными силами Армении 23 июля 1993 года.

Карабахская война невероятным образом изменила судьбу сотен тысяч людей. В один день люди потеряли свою землю, свои дома и, самое главное, свой комфорт. Изгнание оставило свой след в каждом поколении. Старики молились Богу, чтобы умереть на родных землях. А дети, повзрослев, начали задаваться вопросом, были ли воспоминания об их деревнях и домах, оставшиеся лишь миражом, реальны. Но у поколения среднего возраста не было возможности думать ни о смерти, ни о воспоминаниях. Все бремя и страдания войны и перемещения легли на их плечи. Они были вынуждены утешать старых родителей, прокормить и обустроить семьи, восстановить их «обнуленные» за один день жизни… Каким же нелегким оказался жизненный путь этого поколения. Представьте себе, что людям, которые стали беженцами в возрасте 30-40 лет, то есть, когда они были еще достаточно молодыми, сейчас 60-70 лет. Самые красивые, энергичные годы их жизни были проведены в панике, бедности, тяжелом труде. Внезапно открыв глаза, они поняли, что уже старые. Тоска по родине, горе родителей, которые умерли, не вернувшись на родину, их детей, растущие вне родных земель– все это состарило их...

Моему собеседнику Тейюбу Гусейнову 70 лет. Он родился в селе Шыхбабалы Агдамского района. Он политехнический инженер-гидротехник. В 1973-77 годах занимал различные должности в Куйбышевской области России. В 1977-93 годах работал в "Строительном союзе Азерсу" в Бейлаган-Агдамском районах. В 1988-93 годах работал начальником механизированной мобильной группы № 25 в Агдаме. Работал главным техническим инспектором при строительстве 20 поселков для беженцев в стране. Он был награжден Почетной Грамотой и Медалью «Прогресс» за его достижения в качестве инженера. Сейчас он работает старшим техническим руководителем в Фонде социального развития для беженцев. Вот уже как 30 лет господин Тейюб скучает о своем родном городе Агдам, который он потерял в результате карабахской войны.

- Тейюб муеллим, каким вы помните Агдам и жизнь вашей семьи там?

- С вашего позволения я хотел бы начать со своей семьи. Мой отец Нури Гусейнов работал водителем в селе Шихбабали Агдамского района. Наша деревня была расположена на правом берегу реки Гаргар. Наши поля были на левой стороне реки, а наши сады были справа. Писатель Али Велиев писал о нашей деревне в своем романе «Самовар дымится»: «Люди здесь говорят, что вы чувствуете запах цветов Шыхбабалы весной и едите их фрукты осенью». Наша семья была фермерами. С семи лет я присматривал за овцами и козами. С наступлением весны, эти места приобретали особую красоту. Мы пасли овец и ягнят с соседними детьми, играли в классики и «чилинг агадж» (игра, напоминающая крикет) . Когда уровень реки опускался, там было много рыбы. Мы оставляли овец в тени камней, а сами ловили рыбу. В реке плавали рыбы с черными и красными пятнами. Позже я узнал, что название этой рыбы было «Форель». Теперь я думаю, что эти дни были лучшими в моей жизни, тогда я этого не понимал. Я часто вспоминаю красоту этих мест и дни, проведенные с друзьями детства.

- Потом вы выросли и столкнулись с реальностью жизни ...

- Я окончил среднюю школу в 1968 году и был принят в университет. Я окончил институт по специальности инженер. Женился в 1978 году, и у нас было трое детей, двое сыновей и дочь. Работал начальником мобильного механизированного отряда № 25, расположенного в Агдаме. Наша компания проводила строительные работы в Лачине и Нагорном Карабахе. Но с началом войны все развалилось... наша работа, наша жизнь. С 1991 года общественно-политическая ситуация в отношениях с армянами стала еще более напряженной. Война изгнала нас с нашей родины ...

- Как вы помните те годы?

- В то время штаб-квартира комитета по Нагорному Карабаху находилась в административном здании нашего предприятия. Я оказывал всевозможную помощь работе штаб-квартиры. В мае-июне 1993 года армяне обстреляли город Агдам и населенные пункты. Наша деревня была недалеко от армянских деревень. Звуки артиллерии не прекращались ни днем, ни ночью. Держать семью в деревне было очень опасно. Мы перевезли нашу семью - моего отца, мать, братьев, троих детей и мою жену в деревню Хусулу (Агджабади). Мой брат Азай был солдатом в Национальной армии. Когда я вернулся в нашу деревню, в деревне оставалось очень мало людей. Три артиллерийских снаряда упали на мой дом и двор, наша деревня была разрушена. Я встретил двух безоружных солдат во дворе нашего дома. В Агдаме оставалось лишь небольшое число гражданского населения. Помню как сидел на лестнице нашего дома, и до сих пор не могу забыть то чувство беспомощности, которое я тогда ощутил...

- Где вы нашли убежище?

- В том же году наши последние надежды рухнули. Вся наша семья приехала в Баку. Родственник, живущий в городе Забрат, дал нам комнату для проживания и участок земли размером с комнату, где мы и обустроились. Первое лето дети плакали из-за комаров, ведь в нашей деревне их никогда

не было. Этот период стал началом наших самых трудных дней. Сложнее всего было найти дом для проживания в Баку. Мой отец бы немного успокоился. С помощью соседа по имени Азер мы после многих страданий купили квартиру в поселке Гюнешли. Я радовался впервые после войны. Мои дети должны были пойти в школу, а я найти работу. У меня не было денег, чтобы содержать семью. Я начал выполнять различную работу, в то время было очень трудно ее найти. Мой друг пришел мне на помощь, и мне предложили работу во вновь открывшемся Фонде социального развития для беженцев и вынужденно переселенных граждан. Я начал работать в офисе. Вскоре я начал строить дома для беженцев. На стройку меня отправили по моей собственной просьбе. Это было мне по душе. Работая там, я часто поднимался на соседний холм и смотрел в сторону нашей деревни. Мне казалост, что я чувствую воздух нашей деревни.

- Как сложилась судьба ваших родителей?

- Моя мама Ширмайи скончалась в 1998 году, а папа в 2018. В память от мамы мне остался сад. Родственники и близкие, которые видели сад, называют его «Агдамским садом». Мой отец жил в этом саду, он дышал в этом саду. Теперь мой младший брат ухаживает за ним, как за памятным подарком, оставленным отцом. Нас четыре брата в семье, теперь мы все живем с семьями в Баку.

- Господин Тейюб, чего вам больше всего не хватает?

- Мне сейчас 70 лет, и мои дети выросли, получили образование и женаты. У меня семь внуков. Я рассказываю внукам о нашей деревне и хочу, чтобы они знали эти места, чувствовали, что они принадлежат этим землям. Каждый уголок Азербайджана - моя родина, но земля, где я родился, бесценна. Чем старше я становлюсь, тем сильнее мое желание вернуться на родные земли. Я скучаю по каждому сантиметру этих мест, рек, пастбищ, деревьев, травы, всего. Я скучаю по детству.

Разговор с господином Тейюбом Гусейновым показывает, насколько ужасны и разрушительны война и оккупация. Война не только разрушает города, деревни и дома. Но также разрушает судьбы людей, семей и поколений. На войне теряется не только материальное, но и духовное. Теряется возможность передать семейные традиции, ценности, связанные с родиной, очагом последующим поколениям. Утрачивается возможность пережить воспоминания.

Независимо от того, как тяжело сегодня работает господин Тейюб, он не может «оживить» воспоминания для своих внуков. Потому что для этого важно вернуться на родину и передать традиции внукам. Мы надеемся, что наступит день, когда дядя Тейюб воочию своими воспоминаниями со своими внуками в своей родной деревне и покажет им места, которые он когда-то любил и где был счастлив. Уверена, что у внуков Тейюб муаллима будет возможность увидеть свою родину, которую они никогда раньше не видели, погулять по этим землям, почувствовать тепло этих мест.

В настоящее время внук дяди Тейюба Хазар болеет за агдамский футбольный клуб "Карабах". В 2019 году известное испанское издание AS написало о матче между Карабахом и Севильей в Лиге Европы УЕФА: «Карабах играет на домашних встречах в 250 км от города, который он представляет, в течение 26 лет. Агдам – это Хиросима Кавказа, город призраков.»

Настанет день и Хазар и другие внуки дяди Тейюба вернутся в Агдам и вычеркнут его из списка «городов-призраков». Агдам вернется к своей шумной жизни. Дядя Тейюб обязательно увидит эти дни. Его Агдам больше не будет состоять из «Агдамского Сада» в Баку…

Bütün xəbərlər Facebook səhifəmizdə

loading...