Армения против принципов, или чем чреват ее хитроумный подход - АНАЛИТИКА

В последние недели армянское руководство много наговорило о своем подходе к карабахскому урегулированию. Много, но, как говорится, бесперспективно, поскольку из всего сказанного ереванскими говорунами не утаишь вполне отчетливо проглядываемого осознания ими полнейшей несовместимости армянской позиции с духом, логикой и принципиальной основой мирного процесса.

Это, прежде всего, касается продолжающего вызывать громкий резонанс во всех заинтересованных кругах отрицания официальным Ереваном обсуждения поэтапного варианта урегулирования конфликта в ходе переговоров под эгидой Минской группы ОБСЕ. Несмотря на то, что МИД России констатировал факт наличия на столе переговоров документа, предусматривающего поэтапное урегулирование конфликта, которое включает в себя, в частности, освобождение территорий вокруг Нагорного Карабаха и определение окончательного правового статуса региона путем волеизъявления населения, а два других сопредседателя МГ - США и Франция - не опровергли заявления Москвы, армянская сторона с упрямством, достойным лучшего применения, настаивает на обратном. Мол, нет никакого обсуждения поэтапного урегулирования и с приходом к власти в Армении "бархатно-революционного" правительства переговоры ограничиваются лишь "обсуждением подходов сторон к отдельным элементам". Более того, Армения открыто дает понять, что не пойдет ни на какие уступки, не выведет свои войска с оккупированных территорий Азербайджана, так как считает их, дескать, своей "зоной безопасности".

Между тем, еще более примечательным в контексте ущербности армянской позиции для мирного процесса является одна заложенная в ней хитроумная, с позволения сказать, тонкость. Официальный Ереван пытается подвести решающий элемент урегулирования конфликта не просто к "волеизъявлению населения Нагорного Карабаха", а к "волеизъявлению без ограничений", что в армянском представлении предполагает вывод оккупированных территорий из состава Азербайджана. Однако, тем самым, официальный Ереван окончательно входит в полнейшее противоречие с международно-правовой основой урегулирования. Поскольку три принципа, на которые регулярно указывают государства-сопредседатели МГ ОБСЕ в качестве столпов международного права и, в частности, правовой основы карабахского урегулирования, включают в себя, согласно Хельсинкскому заключительному акту, неприменение силы, территориальную целостность государств и право народов на самоопределение. То есть принципиальный фундамент урегулирования предусматривает совмещение права на самоопределение с территориальной целостностью, рассматривает два этих основополагающих принципа не по отдельности, а в неразрывной связке.

В данном контексте позиция Азербайджана, настаивающего на соблюдении своей территориальной целостности и одновременно выражающего готовность предоставить армянской общине Нагорного Карабаха самую высокую степень самоуправления в составе азербайджанского государства, является единственно возможным вариантом совмещения означенных принципов. Ведь именно этот вариант, отстаиваемый Баку, предусматривает практический синтез трех принципов, тогда как армянская сторона, настаивая на "волеизъявлении без ограничений", абсолютизирует право на самоопределение, что в корне противоречит принципу территориальной целостности, а значит является совершенно негодным для урегулирования конфликта подходом.

Не говоря уже о сущностной неприемлемости самого применения права на самоопределение к "народу Нагорного Карабаха", под которым Ереван представляет исключительно армянскую общину данного азербайджанского региона. Так как, во-первых, армянский народ уже самоопределился в рамках собственного государства, а, во-вторых, любое волеизъявление населения Нагорного Карабаха невозможно без участия азербайджанцев данного региона, изгнанных армянскими оккупантами со своих земель вследствие жесточайших этнических чисток.

Нетрудно догадаться, чем грозит мирному процессу правовой нигилизм Армении, отрицание ею международно-правовой основы урегулирования, возможности совмещения трех принципов Хельсинкского заключительного акта. Занимая столь деструктивную позицию, Армении остается лишь открыто заявить о своем отказе от участия в переговорном процессе, который исходит как раз из целесообразности урегулирования конфликта на основе совмещения трех принципов. Именно это отказное решение напрашивается для Армении, не собирающейся возвращать захваченные ею земли. Однако тот факт, что она не осмеливается принять его, выдает всю ее тревогу и страх: ведь официальный отказ Армении от переговоров будет означать крах мирного процесса с неизбежностью начала Азербайджаном освободительной войны.

Отсюда и тактика Армении: не отказываясь от переговоров, оставаясь вроде как на платформе мирного процесса, она, тем не менее, методически подрывает его, лишает всякой перспективы своим отказом от поэтапного урегулирования и требованием "волеизъявления без ограничений". Но обеспечит ли данная тактика для Армении долгосрочный успех? Вопрос, как говорится, риторический, с учетом как самой логики мирного процесса, базирующегося на известных принципах международного права, так и необратимого скатывания Армении в пропасть системного кризиса и упадка в условиях продолжающегося конфликта с Азербайджаном.

Bütün xəbərlər Facebook səhifəmizdə

loading...