В Ходжалы не было никакого «гуманитарного коридора» - МАЙОР КРАВЕЦ

В ночь с 25-го на 26-е февраля 1992 года армянские вооруженные формирования при поддержке тяжелой техники и личного состава 366-го мотострелкового полка бывшего СССР, дислоцированного в городе Ханкенди, осуществили захват азербайджанского города Ходжалы. Оставшееся в живых после штурма население города, около 2500 человек, вынуждено было покинуть свои родные дома с единственной надеждой пробиться в направлении города Агдам. Однако не всем удалось спастись.

Армянские бандформирования с особой жестокостью учинили расправу над мирным населением. Беженцы, пробиравшиеся по «свободному коридору», на территории, примыкающей к Агдамскому району Азербайджана, были обстреляны укрывшимися в засадах армянскими боевиками. Оставшиеся в живых беженцы рассеялись. Бежавшие натыкались на армянские заставы и подвергались обстрелам. В результате геноцида было убито 613 человек, из них детей - 63; женщин - 106, пожилых - 70 человек.

Уже на следующий день всему миру были продемонстрированы кадры азербайджанского тележурналиста Чингиза Мустафаева, снятые с места ходжалинской трагедии. Обнаруженные на месте видеосъемки тела принадлежали тем, кто сумел вырваться из Ходжалы и устремился в Агдам, но был настигнут армянскими боевиками в нескольких километрах от Агдама. На кадрах, снятых Чингизом Мустафаевым с вертолёта, видны беспорядочно разбросанные повсюду тела расстрелянных ходжалинцев. На месте трагедии он снимал отдельные тела — в основном детей, женщин и стариков, а затем — подготовку тел для отправки вертолетом в Агдам.

Оккупация Ходжалы преследовала главную цель - она давала Армении стратегическое преимущество и широкие возможности для захвата остальной территории Карабаха. Не стоит забывать, что в Ходжалы был расположен единственный аэропорт, способный принимать самолеты.

В беседе с корреспондентом Armiya.az проживающий в Украине майор запаса Леонид Маркович Кравец, командир того самого вертолета, с борта которого была сделана видеосъемка результатов массового убийства и доставившего Чингиза Мустафаева к месту трагедии, поделился своими воспоминаниями о том ужасе, который ему пришлось испытать при виде жертв армянского террора.

- Я видел убийства армянами мирного азербайджанского населения Карабаха и до Ходжалы. Однажды в одном из селений армяне загнали несколько семей азербайджанцев в дом и подожгли. Люди погибли в страшных мучениях. Это село располагалось неподалеку от города Ходжалы в сторону Ханкенди. Нас попросили забрать останки людей, чтобы похоронить их по мусульманским обычаям. В вертолет погрузили матрасы, на которые были уложены останки сгоревших людей. Многие останки просто рассыпались.

Из Гянджи в Карабах мы летали практически каждый день. В день по 5-7 раз мы пролетали над Ходжалы. Эту местность я прекрасно знал. Нам звонили из Баку и просили помочь в эвакуации женщин, детей и стариков. За три дня нам удалось вывезти из Ходжалы в Агдам примерно 1000 мирных жителей.

Ходжалы стоял у армян как кость в горле. Попытки захвата города предпринимались постоянно, но он оборонялся до последнего. В немалой степени и потому, что мы завозили в город вооружение и добровольцев.

Несмотря на то, что мы вывезли из Ходжалы много мирных жителей, тем не менее, там оставалось еще очень много женщин, детей и стариков. Город же был достаточно большим по меркам области.

Утром 26 февраля 1992 года, когда мы возвращались откуда-то из-под Ханкенди, вблизи Ходжалы увидели около 400 трупов. По полю ходили армянские боевики и добивали раненых. Когда они нас увидели, то открыли по вертолету огонь. Но нам удалось уйти.

Мы были в шоке! Такого я еще никогда в жизни не видел, а я видел многое. Это было массовое убийство мирного населения. Более чудовищной акции я в жизни не видел.

Я сразу же доложил об увиденном своему командованию, а уже оно передало сообщение Баку. В тот же вечер прилетел представитель президента Азербайджана и попросил нас отвезти его и представителей прессы на место массового убийства мирных жителей. Командование дало «добро», и мы полетели в Агдам, где на борт была взята съемочная группа Чингиза Мустафаева и еще несколько иностранных корреспондентов. На борт были взяты также несколько милиционеров из Ходжалы.

Мы не смогли сразу сесть на том поле, нас сразу же начали обстреливать, хотя на вертолете был нарисован красный крест. Чингизу Мустафаеву и прилетевшим с ним людям удалось погрузить в вертолет несколько трупов детей. С нами был один капитан милиции, которого мы взяли на борт в Агдаме, он нашел в поле труп своего трех- или четырехлетнего ребенка. Труп ребенка был страшно обезображен, в него была всажена вся обойма. Капитан передал труп ребенка на борт, а у самого уже сил не было подняться. С трудом удалось втянуть его в уже взлетавший вертолет. Пока мы летели в Агдам, этот мужчина прижимал труп ребенка к груди и плакал. Когда мы подлетели к городу, стало понятно, что убитый горем отец потерял рассудок. Он даже не мог выйти с вертолета в Агдаме.

Я сам видел десятки пуль в трупах детей, которые мы перевозили. Люди попали под шквальный огонь. Не было никакого «гуманитарного коридора». Армяне брали Ходжалы с трех сторон, а одну сторону оставили якобы для выхода мирного населения. Но на этой стороне они расставили пулеметные точки, с которых расстреливались выходившие из города жители. Люди попали в ловушку. Шансов спастись у них не было.

Это было чудовищное массовое уничтожение людей, четко спланированная акция. Ведь все происходило ночью. Ходжалинцев там ждали, люди выходили из города группами, а трупы были рассеяны на два-три километра по склону горы. Было четко определено направление людей, которых встретили шквальным огнем. Я до сих пор с болью вспоминаю день 26 февраля 1992 года, и массовое истребление мирного населения, это было ужасно. Это трагическая страничка истории Азербайджана, - рассказал Л. Кравец.

Bütün xəbərlər Facebook səhifəmizdə

loading...