«ПРИНУЖДЕНИЕ К ВЫБОРУ»

Все то, что сегодня происходит в Белоруссии можно смело называть классикой современных политических отношений. Согласитесь, события весьма симптоматичны, а тем более для стран постсоветского ареала. С определенной тактической разницей подобные сценарии разворачиваются во многих странах, которые находятся в центре стратегических интересов России и США. Геополитическая борьба за сферы влияния продолжается. Эту борьбу никто не отменял, меняются всего лишь сценарии. Считаю, что «вещи необходимо называть своими словами».

Страны буквально принуждают к геополитическому выбору. При этом применительно к каждой отдельной стране используются конкретные рычаги для осуществления манипуляций. Эти, условно говоря, рычаги в движение приводятся посредством той самой пресловутой внутриполитической оппозиции. Вот отчасти почему мы являемся свидетелями внешнего откармливания нашей оппозиции. Оппозиция в данном контексте не есть признак демократических отношений, оппозиция, в первую очередь, это инструмент политического давления и канал вмешательства во внутриполитические вопросы страны.

Именно эта мысль должна быть доведена до протестного электората, который поддерживает демагогическую оппозицию. Здесь принципиально считаю необходимым отметить то, что протестный электорат существует в любых государствах. Современная статистика наглядно демонстрирует, что протестный электорат в любых обществах вне зависимости от уровня развития и экономической защищенности страны составляет от 3 до 11-12% от общего числа населения. Данная социологическая аксиома учитывается в построении технологий реализации политических целей. Вот тут мы и подходим к одному из главных вопросов в данном контексте. Современные политические технологии позволяют довести политическую ситуацию страны до «точки невозврата» даже при наличии устойчивого 15 процентного протестного электората. Отчасти поэтому в последнее время в мировой политической практике мы все чаще встречаемся с различными попытками осуществления цветных революций. Сначала создаются поводы для укрепления устойчивости позиции этих 10-15%, а после реализуются попытки массовых акций, где уже главенствует не разум, а законы толпы.

Белоруссия, а также ряд иных стран, как раз и стали полигоном для очередного испытания шансов этого 10-15 процентного протестного электората. Политические потрясения, которые либо подтолкнут правительства конкретных стран к вышеупомянутому геополитическому выбору, либо приведут к смене власти. При этом все действия и цели маскируются под лозунгами демократии и свободы слова. К сожалению, но в большинстве случаев организаторы подобных акций мастерски жонглируют эмоциями, создаваемые психологией толпы. Во время анализа подобных ситуаций сегодня необходимо учитывать такой немаловажный фактор как то, что Россия пытается воспользоваться той «суматохой», которая якобы существует в Штатах. «Белый дом», занятый разбирательством сложившейся

ситуацией внутри страны, якобы не будет предпринимать попытки перетянуть канат в свою сторону. Возможно, хотя считаю, что геополитическая стратегия такого гегемона как США не зависит от политической конъюнктуры этой страны. Могут быть изменены приоритеты, но цели геополитики останутся в оригинальном виде.

Международная практика показывает, что функциональная статичность и опора на административные ресурсы, во многих случаях как раз и являются причиной пошатывания власти. Каждая очередная массовая акция, это условно говоря испытание на прочность власти. Только один этот факт уже обособляет значимость широкого внедрения политических технологий в повседневную политическую практику страны. При этом данное внедрение должно быть инициировано властью, только в этом случае технологии могут стать причиной стабильности и функциональной гибкости. Более того, позволю себе определенную резкость, применение технологий сегодня расценивается как критерий профессионализма в политике.

Учитывая сущность и функциональную природу политических технологий, их смело можно называть щитом и мечом современных политических процессов. Отказ от их применения и опора всего лишь на административные ресурсы лишит реализуемую политику гибкости. Кроме того, это искусственным образом сужает коридор для запасных маневров. Отчасти поэтому современная политическая борьба – это борьба стратегий. Прогнозирование ситуаций, моделирование развития конкретных процессов, игра на опережение и наличие альтернативных ходов в совокупности сегодня являются гарантом эффективности реализуемой политики.

Развивая контекст геополитических стратегий и применяемых политических технологий, считаю, что события, происходящие в Белоруссии и в ряде иных странах, необходимо рассматривать исключительно в комплексе. Более, чем уверен, что наблюдаемые процессы - не есть результат недовольства населения этих стран. Данные волнения являются следствием реализации политических стратегий основных геополитических игроков. Вот отчасти почему политическую стабильность, о которой говорит глава государства Ильхам Алиев, необходимо расценивать как основной составляющий фактор национальных интересов Азербайджана.

Асиф Усубалиев - кандидат политических наук

Bütün xəbərlər Facebook səhifəmizdə

loading...