Увеличение груди: вся правда об операции

Пластическими операциями сейчас никого не удивишь: ринопластика, маммопластика или липосакция стали чем-то обычным и само собой разумеющимся. Инстаграм-модели делают грудь по бартеру, а их подписчицы годами копят деньги, чтобы сделать себе фигуру мечты у какого-нибудь местного хирурга.

Но так было не всегда. Еще в середине прошлого века операция по увеличению молочных желез была не только недоступна для 90% населения, но и небезопасна.

«Ридус» пообщался с пластическим хирургом, доктором медицинских наук, главным внештатным специалистом Минздрава России, Натальей Мантуровой, и выяснил, что изменилось в пластической хирургии за последние несколько десятков лет.

С чего все начиналось

Красивая женская грудь всегда вызывала восторг мужчин и зависть женщин, поэтому с древних времен девушки интересовались вопросом сохранения формы и увеличения размера своих достоинств.

Несколько столетий назад это было физически невозможно, так как хирурги не владели ни методиками, ни материалом, необходимым для увеличения молочных желез. Хирурги конца XIX — начала XX века пытались придать форму груди с помощью различных инъекций, но этот эффект был недолгим.

В 40-е годы прошлого столетия в грудь начали вводить жидкий силикон. Особой популярностью этот способ пользовался у японских проституток, желавших привлечь военных, проходивших лечение после полученных ранений.

Красота требует жертв, и тут без них не обошлось: спустя какое-то время после операции у женщин начинался некроз мягких тканей, и нередко такие случаи заканчивались ампутацией груди или смертью.

История именно силиконовых имплантов начинается в 1962 году, когда матери шестерых детей Тимми Джин Линдси за два часа увеличили грудь на один размер. Операция прошла успешно, а женщина до сих пор жива. Сейчас ей 83 года.

С тех пор технология увеличения молочных желез с помощью силиконовых имплантов только развивалась.

Силиконовая грудь — это ругательство?

После того, как процедура стала более-менее доступна, женщины хотели не просто изменить форму груди, но и увеличить размер. Все мы помним неудачные операции знаменитостей начала 2000-х, когда неподходящие габариты уродовали девушек.

Пластических хирург Наталья Мантурова считает, что эпоха вульгарных «силиконовых долин» уже прошла, и сейчас женщины подходят к вопросу пластики груди более осмысленно.

Выражение «силиконовая грудь» весьма образная противоположность выражению «естественная грудь». К счастью, подавляющее большинство современных пациенток приходят к пластическому хирургу не за объёмом, а за формой, за естественной формой груди. И хотя материал имплантов тот же силикон, безопасность и качество последних поколений имплантов несравнимо выше,

— считает Мантурова.

Согласно статистике, чаще всего к пластическому хирургу обращаются за помощью пациентки в возрасте от 27 до 42 лет после рождения одного и более детей, которые хотят восстановить форму груди после лактации.

Вторая по частоте обращения категория пациентов — молодые нерожавшие пациентки в возрасте от 18 до 27 лет, которых не устраивает исходная форма или размер груди.

Что же касается реконструктивных операций после ампутации груди в результате онкологии, то этим направлением в большинстве случае занимаются лечебные онкологические учреждения. Современный подход предполагает одновременную мастэктомию и реконструкцию груди. То есть не всегда рак груди приводит к ампутации. Хирургических операций по удалению молочной железы становится меньше, так как более эффективно работает лучевая терапия,

— рассказала «Ридусу» Наталья Мантурова. Рак из-за имплантов — это миф?

До сих пор бытует мнение, что имплантация может вызвать рак груди, и страх этот не беспричинный. Дело в том, что в 1992 году у медиков появилось подозрение, что силикон провоцирует аутоиммунные заболевания, например, ревматоидный артрит, или рак молочной железы.

Из-за этого во многих странах был надолго введен запрет на подобные операции. Но в 2006 году мораторий сняли, так как многочисленные исследования подтвердили безопасность силиконовых протезов.

На сегодняшний день считается, что если операция по увеличению груди прошла без нарушений, то риск развития рака груди минимален.

Помимо онкологии многие девушки боятся, что импланты могут испортиться и их придется заменять, но пластические хирурги утверждают, что это еще один миф.

Самый нелепый и смешной миф в нашей отрасли заключается в том, что при полете на самолете импланты увеличиваются в объёме и могут лопнуть. Но этот миф уже стал байкой. Больше всего девушки опасаются негативных последствий для здоровья, например, невозможности грудного кормления или необходимости замены имплантов по истечении «срока годности». Но современные материалы для имплантов не повреждены изменениям в течение жизни и менять без особых медицинских показаний их не нужно, — рассказала наша собеседница. Где лучше делают?

Несмотря на то, что пластическая хирургия — это относительно молодая наука, за последние несколько десятков лет в этом направлении были сделаны большие успехи.

Что касается маммопластики, то она стала одной из самых популярных пластических операций во всем мире. Она приобрела признаки некой рутинности с одной стороны, с другой — техника операции непрерывно совершенствовалась, появились новые методики, технологии и материалы.

Это позволило максимально снизить риск возможных осложнений и неблагоприятных последствий, получать наиболее прогнозируемые и стойкие результаты, выработать индивидуальный алгоритм выбора для каждой конкретной пациентки.

Принято считать, что за границей медицина всегда лучше: врачи профессиональнее, оборудование современнее. Отчасти это так, но в России отлично развиты все сферы эстетической хирургии, в том числе и маммопластика, считает врач.

Разнообразие вмешательств, новые технологии, современное оборудование представлены у нас очень широко. Каких-то кардинальных различий в методе оперирования и техники нет.

Напоследок «Ридус» спросил у Натальи, как она видит пластическую хирургию через 5−10 лет.

Будущее зарождается уже здесь и сейчас. Клеточные технологии, тканевая инженерия (когда выращивается комплексы тканей), 3D печать органов и тканей — уже не фантастика, а реальность. Однако, главный принцип в медицине — «не навреди». И до внедрения в широкую клиническую практику любая новая технология проходит длинный путь. Все исследования и испытания должны соответствовать важнейшим критериям — безопасности и эффективности,

— заключила главный внештатный специалист Минздрава России Наталья Мантуровa.

Bütün xəbərlər Facebook səhifəmizdə

loading...