Тяжелое наследие Ближнего Востока

Резкое обострение ситуации на Ближнем Востоке ставит под угрозу само будущее стабильного развития этого региона. Череда революций в контексте "арабской весны", гражданская война в Сирии, бросок войск "Исламского государства Ирака и Леванта" на Багдад, война в Секторе Газа, обострение отношений между Арменией и Азербайджаном – все это выявило болевые и хрупкие места системы безопасности на Ближнем Востоке. Какие причины привели к этому? Каковы будут последствия такого развития дел? Какой масштаб они будут иметь как в рамках самого региона, так и в контексте системы международных отношений?

С 1991 по 2011 г.г. система безопасности на Ближнем Востоке формировалась и поддерживалась усилиями США. Операция "Буря в пустыне" в 1991 и оккупация Ирака в 2003 могут расцениваться как тактические шаги Вашингтона, носящие стратегический характер по превращению Багдада, а вместе с ним и всего региона, в геополитический плацдарм, с которого американцы могли бы контролировать важные нефтепроводы и оказывать огромное влияние на ближневосточные страны. Для осуществления этих грандиозных целей американские внешнеполитические стратеги прикрывались под расплывчатыми формулировками терминов "демократия", "борьба с терроризмом" и т.д. Точно так же как рыцари-крестоносцы во время Крестовых походов, истинная причина которых были захват земель и ресурсов, говорили о своем стремлении освободить Святую Землю и Гроб Господень. Вот и американцы несли свободу и демократию на Ближний Восток, только не с помощью мечей и стрел, а беспилотниками и высокоточным оружием. Американская модель демократии не прижилась в арабском мире. Более того, региональная система безопасности, выстроенная Вашингтонов, не смогла снять противоречия между шиитами и суннитами. Ирак не стал маяком демократии на Ближнем Востоке. Не удалось решить проблему Ирана. Террористические организации фундаментального толка расплодились по всему региону. Израильтяне и палестинцы продолжают убивать друг друга. Список можно продолжать бесконечно.

В 2011 году Ближний Восток начал трещать по швам. Американцы ушли из Ирака, показав, таким образом, что они больше не собираются быть в ответе за все, что происходит в регионе. "Арабская весна" и начало кровопролитной войны в Сирии убедили ясно дали понять всему миру, что дальше будет только больше. Вашингтон оставил Ближнему Востоку и всему мировому сообществу тяжелое наследство. Гигантский политико-военный вакуум, образовавшийся после ухода США из Ирака, сулил непредсказуемое развитие ситуации по всему региону. Одновременно вспыхнули старые проблемы, и кризис приобрел системный характер. Пожар вспыхнул по всему Ближнему Востоку, огненной чертой разделил арабское общество и перекинулся на остальной мусульманский мир.

Мировое сообщество (особенно США и Европа) должно обратить внимание на высокий уровень конфликтного потенциала, которым богат Ближний Восток и который может представлять угрозу всей международной безопасности. Кишащие в регионе террористические элементы способны принести много бед и страданий не только жителям ближневосточных стран, но и всему миру. Ситуация может обостриться в случае попадания в руки террористов оружия массового уничтожения (ОМУ). Наличие в регионе ядерного оружия – неоспоримый факт. Израиль, который и не подтверждает, и не отрицает наличие у него на вооружении ядерного оружия, вполне может применить его против Ирана. Или наоборот. Это сулит колоссальные последствия, как по вопросам безопасности, так и для жизней людей.

Другой острой проблемой является рост исламистских организаций фундаментального толка. Для достижения своих политических целей они зачастую применяют террористические методы борьбы. Напрямую с этим зависит существование на Ближнем Востоке фундаментальной проблемы, выраженной противостоянием суннитов и шиитов. Этот вопрос приобретает, наряду с религиозным, политический характер, тем самым все больше раскалывая арабское общество. Все это, непосредственно, может угрожать России, имеющей на свое территории большое количество мусульманского населения. Хоть Москва и сказала, что выступает за мирное развитие проблемы и не будет вмешиваться в сложную религиозно-политическую борьбу суннитов и шиитов, это не может не вызывать ее опасения. Через Южный Кавказ радикальные исламские идеологии могут проникнуть на территорию России, что вызовет обострение обстановки внутри российского общество и всего Мусульманского мира.

Наряду с конфликтным потенциалом Ближний Восток так же богат природными ресурсами. Именно нефть и газ заманили США в регион. На ближневосточное черное золото и голубое топливо с завистью смотрят страны, которым для развития их экономик они наиболее необходимы. Речь, в первую очередь, идет о Китае. Пекин заинтересован в обеспечении своей энергетической безопасности, основанной на бесперебойных поставках стратегически важных энергоресурсов. В данном отношении, Ближний Восток занимает первое и наиболее важное место в глобальной стратегии Китая. Более того, данный регион – основной поставщик нефти для китайской промышленности. Вместе с этим, в Пекине прекрасно понимают, что любая нестабильная обстановка на Ближнем Востоке приведет к нарушению бесперебойных нефтяных поставок, что создаст огромные проблемы для экономического развития Китай. Безусловно, китайское правительство решает этот вопрос с помощью осуществления политики, направленной на диверсификацию источников поставок энергоресурсов, тем не менее, оно не может просто взять и отказаться от такого богатого и перспективного рынка.

Как мы можем видеть, ключевым игрокам на международной арене есть над чем переживать в случае обострения обстановки на Ближнем Востоке. Каждая проблема может эхом отозваться в других странах мира. Но, тем не менее, не будем забывать о государствах, которые непосредственно располагаются на Ближнем Востоке, и посмотрим на их интересы и ожидания.

Рассматривая политический расклад сил внутри Ближнего Востока, безусловно, обращаешь свое внимание на наличие таких игроков регионального масштаба, как Иран, Турция, Израиль, Саудовская Аравия. Так же со счетов нельзя сбрасывать организации ХАМАС, ИГИЛ, Хезболла, оказывающих определенное влияние на развитие ближневосточной ситуации и имеющих свои цели в данном регионе. Но, тем не менее, выделить явного лидера, способного взять на себя ответственность за судьбу Ближнего Востока, нельзя. Израиль, к примеру, больше обеспокоен за свое собственное будущее, не однократно повторяя, что ему приходится жить во враждебном арабском окружении. Тель-Авив, конечно же, приходится быть сильной страной с хорошо обученной и вооруженной армией, но на роль регионального лидера, роль которого бы признали все ближневосточные страны, он не тянет. У Турции, имеющей в своих союзниках Катар, совсем другая геополитическая судьба. Вместе с этим, она еще не вполне понятна. Анкара, являющейся членом НАТО и мечтающей войти в Европейский Союз, по душе, скорее, прозападный вектор своего внешнеполитического развития. Поэтому, Турции приходится распылять свои силы и внимание между Востоком и Западом. У Саудовской Аравии, имеющей в своих руках важные рычаги финансового влияния, собственные планы на будущее Ближнего Востока. Она видит его, по большему счету, суннитским, сталкиваясь, таким образом, с оппозицией шиитского Ирана. Положение Тегерана, в свою очередь, довольно тяжелое. Находясь под санкциями, ограничивающими его в сфере поставок нефти, необходимо вырваться из-под этого прессинга и занять подобающее место, как лидера шиитского движения на Ближнем Востоке. Как можно заметить, тяжелое наследие Ближнего Востока определяется не только наличием проблем, связанных с терроризмом, ростом радикальных исламских организаций, распространением ОМУ, но противоречиями между ключевыми региональными игроками.

Стоит признать, что кризис Ближнего Востока, который мы наблюдаем сейчас, носит системный характер. Все проблемы, начиная с палестино-израильского конфликта и заканчивая проблемой самоопределения курдов, обострились одновременно. Все эти вопросы, безусловно, требуют решения, так как в стабильной обстановке на Ближнем Востоке заинтересованы все страны, включая как глобальных игроков (США, Россию и Китай), так и региональных (Израиль, Турция, Иран, Саудовская Аравия). Как это будет достигнуто, пока предсказать довольно сложно, но что точно ясно, так это то, что в этом процессе должно принимать участие все мировое сообщество.

Newtimes.az

Bütün xəbərlər Facebook səhifəmizdə

loading...