Южный Кавказ: признаки нового геополитического баланса

Активные геополитические процессы, наблюдаемые в различных регионах мира, проявляются на глобальном уровне. Так, меняется ситуация на Южном Кавказе. Некоторые события, происходящие здесь, указывают на обновления в геополитической динамике региона в целом. В этом плане обращают на себя внимание последние президентские выборы в Турции, новый размах волны терроризма на Ближнем Востоке и продолжение украинского кризиса. На фоне сказанного в общей геополитической динамике Южного Кавказа наблюдаются определенные моменты, которые анализируются под разным углом зрения.

Региональный баланс: в контексте новых процессов

Эксперты анализируют влияние итогов президентских выборов в Турции на геополитическую картину Южного Кавказа. На фоне официального заявления новоизбранного главы государства Реджепа Тайипа Эрдогана о том, что свой первый визит он совершит в Азербайджан, этот вопрос представляет достаточную актуальность. Одновременно серьезным фактором, который следует учитывать, является еще большая активизация за последние дни в регионе США, России и Ирана.

Прежде всего отметим, что к южно-кавказскому вопросу подходят в контексте ближневосточного региона и постсоветского пространства. По оценкам, влияние геополитических процессов, протекающих в обоих регионах, высоко. Вместе с тем на Южном Кавказе наблюдается особая динамика. Своеобразна политическая и геополитическая логика эволюции происходящих здесь событий.

В этой связи следует отметить тот факт, что государства региона защищают свои интересы. Азербайджан, Армения и Грузия по-разному подходят к процессам, происходящим в регионе.

Анализ рассуждений армянских экспертов показывает, что они всегда представляют Турцию и Азербайджан в негативном плане, оценивая сквозь эту же призму геополитические конфигурации, которые могут сформировать крупные державы на Южном Кавказе (см., напр.: Игорь Мурадян.Американо-турецкие отношения и Иран / "Lragir.am", 12 aвгуста 2014 г.). Это – односторонний и предвзятый подход. Следуя этой логике, нельзя объективно оценить геополитическую картину Южного Кавказа.

Подход к геополитической активности США и Турции на Южном Кавказе в плоскости предотвращения "экспансионистской политики" Анкары не в состоянии отразить реалии. К тому же позиция армянских аналитиков противоречива, вследствие чего она не совпадает ни с какой политической конъюнктурой. Так, с одной стороны, ближневосточная и кавказская политика Турции противопоставляется интересам западных держав, с другой, – выдвигается тезис о том, что "внешняя политика Анкары – отражение внешней политики США" (см.: Игорь Мурадян. Внешняя политика Турции – отражение политики США / "Lragir.am", 16 aвгуста 2014 г.).

Противоречивость позиции армянских аналитиков – состояние естественное. Из-за неопределенности геополитического выбора официального Еревана он не в состоянии реально оценить осуществляемую государствами региона внешнюю политику. На фоне сказанного в позиции грузинских экспертов после ассоциативного членства в Евросоюзе чувствуется некоторая эйфория. Об этом в грузинских СМИ публикуются критические статьи (см.: Зураб Бежанишвили.Проблемы "ассоциативной" идентификации современной Грузии / "Грузия Online", 30 июля 2014 г.).

Грузинские эксперты отмечают, что страна находится в центре геополитических процессов, протекающих на Южном Кавказе. По их мнению, Тбилиси может сыграть серьезную роль даже в урегулировании конфликтов. Высказываются мнения относительно того, что Грузия будет играть решающую роль в вопросе обеспечения безопасности в регионе.

Здесь проявляется односторонность подхода Тбилиси к процессам в регионе. Но чувствуется и то, что официальный Тбилиси, придающий важное значение сотрудничеству с Азербайджаном и Турцией, не сильно отдаляется от реальности. Так, Тбилиси сотрудничает, с Баку и Анкарой в вопросе безопасности (см.: Министры обороны Грузии, Азербайджана и Турции встретятся в Нахичевани / "Грузия Online", 16 aвгуста 2014 г.).

Азербайджан совершенно по-иному подходит к геополитическим проблемам региона. Во-первых, Азербайджан действует поистине как лидирующее государство. В его внешней политике сотрудничество и обеспечение безопасности рассматриваются в плоскости всесторонне обдуманной концепции. Официальный Баку не отдает предпочтение какой-либо одной из сторон, а действует в направлении балансирования их интересов. По этой причине Азербайджан не противопоставляет варианты геополитической конфигурации (см.: Азербайджан выбирает и Россию, и Запад: интервью Томаса де Ваала / "Regnum", 10 aвгуста 2014 г.).

Томас де Ваал подчеркивает, что политика Баку в западном и российском направлениях имеет конкретное содержание. С обеими геополитическими силами Баку строит отношения с учетом реальной ситуации, и здесь не может быть и речи о его подчинении кому-либо (см.: предыдущий источник). Вместе с тем реальностью являются и особые отношения Азербайджана с Турцией. Эксперты считают эту позицию официального Баку вполне обоснованной.

"Посторонние игроки": влияния и компромиссы

Здесь считаем необходимым отметить один момент. Специалисты центра "Stratfor" подготовили аналитический доклад под названием "Географические амбиции Турции" (см.: Robert D. Kaplan, Reva Bhalla. Turkey's Geographical Ambition / "Stratfor", 12 aвгуста 2014 г.). В докладе проанализирован ряд аспектов внешней политики Анкары за последние годы. Так, в частности, высказываются мнения относительно того, что в кавказском направлении Турция демонстрирует новые амбиции.

Авторы считают, что Анкара преследует цели, превышающие ее возможности, пытаясь усилить свое влияние на территории, которая была в Османскую эпоху под ее контролем. Аналитики предупреждают – "в оценке Эрдогана нужно быть осторожнее" (см.: предыдущий источник).

Нет сомнения в том, что азербайджанскому фактору в этом контексте отводится особое внимание. Турция может создать в регионе новый геополитический баланс. Главную сторону вопроса составляет эта специфика – западные аналитики считают, что укрепление Турции на Кавказе еще больше усилит в регионе Исламский фактор. В этом и заключается одна из причин оценки иранской проблемы в этой плоскости. В частности, вызывает беспокойство расширение Тегераном отношений с Анкарой и Баку.

Все это подтверждает сложность динамики геополитической картины на Южном Кавказе. Оценка ситуации государствами региона на основе разных критериев рождает особую ситуацию. Кроме того, демонстрация крупными державами различных позиций в отношении региона также порождает определенные противоречия. На фоне процессов, протекающих на Ближнем Востоке и в Восточной Европе, это создает достаточно щепетильную ситуацию.

Последние провокации Армении в зоне конфликта в этом контексте актуализировали определенные вопросы. Сразу же в ситуацию вмешались Вашингтон и Москва. Если руководство Армении еще раз продемонстрировало подлые намерения, то Азербайджан занял достаточно решительную позицию. Этим обнаружилось, что Баку намерен играть позитивную роль в регионе. Именно этому служит его военная мощь. Возможности Еревана провокациями втянуть ситуацию в неопределенность значительно сократились. В этой связи актуальность представляет Нахичеванская встреча министров обороны Азербайджана, Турции и Грузии. Тот факт, что Ереван остался в стороне от этого процесса, связан с неконструктивностью его геополитической позиции.

Как видно, борьба двух геополитических подходов на Южном Кавказе поднялась на новый уровень. Азербайджан в этом процессе перехватывает инициативы в свои руки. Во-первых, официальный Баку занял очень активную позицию. Во-вторых, внешнюю. Политику Азербайджана поддерживают такие государства, как Турция, Россия и Иран. В-третьих, не бросается в глаза и жесткое отношение Запада к позиции Баку. Это можно видеть и по реакции Госдепартамента США на смерть армянского диверсанта в Азербайджане.

Как бы ни была сложна ситуация, Азербайджан демонстрирует себя как государство, обладающее серьезным влиянием в регионе. И можно прогнозировать, что этот процесс будет развиваться.

Newtimes.az

Bütün xəbərlər Facebook səhifəmizdə

loading...